Информационный портал для детей-инвалидов и их родителей
Главная Законы Организации Написать нам Наши курсы Вход
ТОМСКИЙ ВЕСТНИК: "Чтобы принять инвалида, система образования должна быть гибкой"
01.11.2008
ImageРодителям ребенка-инвалида приходится несладко: маму и папу огорчают всевозможные преграды, с которыми сталкивается их и без того беспомощное дитя… «Ко мне однажды обратился отец ребенка с нарушениями в развитии. Он был на грани отчаяния, - рассказывает Владимир Селит, председатель общественного движения «ДИВО». – Мужчина потерял всякую надежду дать сыну какое-либо образование: мальчишку не принимали ни в детский сад, ни в школу. В итоге, подкопив деньги, отец отвез ребенка в Германию, где ему тут же прописали индивидуальную методику реабилитации, пообещали взять в инклюзивную школу… Почему же у нас инвалиды не могут учиться вместе со здоровыми детьми?».

Именно этот вопрос недавно обсуждали педагоги, психологи, родители больных ребятишек, собравшиеся за круглым столом. Участники беседы поведали также о зарубежном опыте инклюзивного образования, с которым им удалось познакомиться во время поездки в Англию, где они посетили семь школ как в сельской местности (графство Дербшир), так и в самом Лондоне.

Друг на коляске

Ирина Панова, «Лешкина мама», полна впечатлений:

- В каждой школе я задавала неизменный вопрос: можете ли вы принять моего сына с тяжелой формой ДЦП и крайней тугоухостью? «Разумеется, если вы пожелаете…», - слышала я в ответ и не верила своим ушам: в нашем городе – это было бы невозможно.

В Англии почти нет коррекционных школ. Дети, имеющие проблемы со здоровьем, посещают обычные учебные заведения. Правда, одна школа приспособлена для детей-колясочников, другая специализируется на обучении слабослышащих ребят, в третьей найден подход к аутичным детям. Родителям могут лишь посоветовать, в какую школу лучше отдать ребенка, сообразно его диагнозу. Но в том, что он будет учиться, сомневаться не приходится.

Почему английские школы не боятся принимать детей с ограниченными возможностями? Да потому что государство оказывает образовательным учреждениям помощь в виде дополнительного финансирования. То есть за каждым инвалидом в школу идут отнюдь немаленькие средства, позволяющие создавать удобную архитектурную среду. Так, каждая школа оборудована лифтом, пандусами, поручнями вдоль коридоров, специальными партами… Но главное, в школах есть ассистенты, которые помогают детям передвигаться, решать учебные задачи, осуществляют сурдоперевод. При этом инвалиды участвуют и во внеурочных мероприятиях: конкурсах, концертах, экскурсиях, что обогащает их эмоциями и впечатлениями.

- В школах очень доброжелательная атмосфера, все улыбаются, - вспоминает Ирина. – Никто не показывает на инвалидов пальцем, не дразнит, напротив, каждый стремится проявить внимание, заботу. Притворное прекраснодушие? Не думаю. Я интересовалась у ребят, позовут ли они на день рождения, на вечеринку одноклассника-инвалида. Этот вопрос вызывал у них искреннее удивление. «Если мы собираемся вместе, почему он должен оставаться в стороне?» - недоумевали они и пылко добавляли: «Он наш друг!».

- И мы могли убедиться в том, что дети не лукавят. Например, мы видели, как глухие девочки легко и непринужденно общались с одноклассниками на языке жестов. И, судя по всему, ребята отлично понимали друг друга. Психологи объяснили нам, что здоровые дети, даже не зная жестовой грамоты, интуитивно угадывают, что хотел сказать его немой собеседник… А во время большой перемены, когда все ученики высыпали на школьный двор и начинали оживленно общаться, шалить, мы заметили одинокую девушку в кресле-каталке. На мгновение нам стало грустно. Но тут к ней подлетел паренек, звонко чмокнул в щечку, и они весело о чем-то защебетали. Мы облегченно улыбнулись. Отрадно, что у детей с ограниченными возможностями есть друзья. Жаль, что их лишены наши инвалиды, обучающиеся на дому.

В некоторых английских школах можно встретить чуткого и обаятельного пса-психотерапевта. Любой ребенок может потрепать его шерстку, поиграть с ним, а то и доверить ему свои горести, обиды, страхи, тревоги. Собака специально обучена, она способна принять на себя груз психологических переживаний, угнетающих юного человека. Она добродушно заглянет в глаза, приветливо подаст лапу, и плохого настроения у ребенка – как не бывало!

В Великобритании инклюзия – понятие широкое, отмечает Ирина Панова. Оно охватывает не только инвалидов, но и эмигрантов, которые зачастую плохо владеют английским языком и имеют трудности в обучении, и гиперактивных детей с неуправляемым поведением. Их не считают зловредными сорняками, которых нужно непременно «выпалывать» – изолировать от нормальных сверстников, чтобы не смущали, не подавали дурной пример. Напротив, к каждому ребенку там относятся как к прихотливому цветку, создают все условия для личностного роста.

Без барьеров в школах и головах

А как у нас? По мнению Галины Обносовой, директора областного реабилитационного центра «Надежда», в России, и в Томске в частности, сложились две модели образования детей с ограниченными возможностями, и обе они имеют право на существование. «Модель коррекционного обучения, в общем-то, приемлема, - говорит она, - ибо зачем ребенка с тяжелой умственной отсталостью включать в общеобразовательный процесс, это будет мучительно и для него, и для окружающих. Другое дело – колясочники. У больных ДЦП, как правило, поражен опорно-двигательный аппарат, но интеллект сохранен, и они вполне способны осваивать программу обычной школы».

Но чтобы дети с физическими недостатками комфортно чувствовали себя в школе, ее нужно технически переоборудовать. Введение инклюзивного образования требует еще и дополнительного финансирования труда педагогов. Чтобы у учителей не возникало отторжение детей-инвалидов, «с которыми придется больше возиться», надо поощрять их рублем, ибо взывать к великодушию и состраданию недостаточно. Пока же, отмечает Людмила Самохвалова, директор школы №54, надбавки к зарплате педагогов, работающих с инвалидами, – копеечные, что энтузиазма не вызывает. Кроме того, чтобы включенное обучение было более эффективным, нужно приобретать методические и наглядные пособия, привлекать психологов, дефектологов, социальных работников, что тоже требует определенных затрат…

- Вся надежда на добрую волю местной власти, которая может обеспечить нормативно-правовую и финансовую поддержку, да на инициативность родителей инвалидов, так как именно они являются источником той энергии, которая приводит в движение чиновничьи шестеренки, - заметил Владимир Селит.

- Но даже если найти уйму денег, создать прекрасные условия – все это может оказаться бесполезным, - добавил он. – Пока учителя не преодолеют настороженность к инвалидам. Пока родители детей с физическими особенностями не избавятся от опасений, что их ребенок станет в школе гадким утенком и его там «заклюют». Словом, пока не изменится настрой всех участников образовательного процесса. Мы не обольщаемся, что это произойдет быстро, тем не менее надо начинать вовлекать детей-инвалидов в общество, уменьшенной копией которого является школа.


Добавить новый
Добавить комментарий
Имя:
E-mail:
 
Заголовок:
:angry::0:confused::cheer:B)
:evil::silly::dry::lol::kiss:
:D:pinch::(:shock::X
:side::):P:unsure::woohoo:
:huh::whistle:;):s:!:
:?::idea::arrow:
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.20 Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 

Поиск по сайту

Материалы по дате

« 28 Сен 2020 »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930       


Архив материалов
Создание портала:
Государственное образовательное учреждение центр дополнительного образования детей "Дистантное обучение"
Юго-Западное окружное управление образования Департамента образования г. Москвы