Информационный портал для детей-инвалидов и их родителей
Главная Законы Организации Написать нам Наши курсы Вход
Люди как люди
30.01.2009
ImageВ начале февраля в Москве будет принята комплексная программа социальной интеграции инвалидов: им нужны не только специальное оборудование и медицинская помощь, но и полноценные общение, обучение, отдых и работа.
 
Москвичка Юлия Симонова ездит за границу на обучающие программы, поскольку работает в редкой для России сфере — координатором проектов по инклюзивному образованию, то есть совместному обучению здоровых детей и детей с особенностями развития. Возвращаясь домой, она каждый раз отмечает, что здесь чувствует себя гораздо скованнее, чем в Европе или Америке. «Если у меня встреча в московском кафе, — объясняет приятная блондинка, сидя в инвалидной коляске за своим рабочим столом в Региональной общественной организации инвалидов (РООИ) “Перспектива”, — сначала приходится звонить и уточнять, есть ли в помещении пандус или лифт. А уличные бордюры просто убивают».

Впрочем, и в Москве, где, по данным Департамента социальной защиты населения города, 10% населения — инвалиды, происходят позитивные изменения: от строительства лечебно-реабилитационных центров до оборудования кинотеатров для слабовидящих. Однако, по мнению Симоновой, процесс идет очень медленно. Это подтверждает и статистика Департамента. С 2001 года наземные переходы снабжаются подъемниками и пандусами, но на сегодняшний день для колясочников приспособлено лишь 8% (из 11 000). С 2006 года город закупает только те автобусы и троллейбусы, которыми могут воспользоваться все инвалиды, но сегодня они есть только на 54% автобусных и 87% троллейбусных маршрутов.

Объявление 2009 года в столице Годом равных возможностей дает надежду на кардинальные изменения. «Адаптацию городской среды можно заметно ускорить даже без дополнительных программ и финансирования, — считает руководитель проектов по трудоустройству людей с инвалидностью РООИ “Перспектива” Михаил Новиков. — Достаточно желания и контроля за соблюдением законов. К примеру, отслеживать, устанавливают ли в новых кафе и магазинах пандусы, и штрафовать нарушителей».

«Мой сын не будет уводить своего ребенка от детей с ДЦП, потому что с детства общается с ними»

На начавшийся год правительство Москвы запланировало много мероприятий в рамках программы «Социальная интеграция инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности города Москвы» на 2007-2009 гг. (ее текст есть на сайте Департамента социальной защиты dszn.ru). В их числе, к примеру, оборудование пандусами нескольких десятков московских школ, строительство гостиницы для людей с ограниченными возможностями и создание как минимум 1300 рабочих мест специально для инвалидов. Программа разрабатывалась с учетом предложений от общественных организаций инвалидов и подписанной Россией в сентябре 2008 года международной Конвенции о правах инвалидов. Утверждение документа правительством Москвы ожидается в начале февраля, конкурсы проектов пройдут в марте-апреле, а непосредственное выполнение начнется в середине лета.

«Главное, чтобы программа не ограничилась чередой фестивалей для людей с инвалидностью, — комментирует Новиков. — Ведь есть понятные шаги для того, чтобы они перестали чувствовать себя ущербными». То есть могли бы учиться, работать, отдыхать и просто жить как самые обычные люди.

Без комфорта

У сына Юлии Леонтьевой — букет диагнозов, среди которых синдром Дауна. «Жизнь превращается в испытание, — рассказывает Юля, — с роддома, где предлагают отказаться от ребенка. Потом приходится оправдываться перед мамочками на детской площадке, которые считают: дети с синдромом Дауна рождаются только у алкоголиков и наркоманов. В метро пассажиры советуют отойти подальше».

В семье Леонтьевых жизнь складывается более или менее хорошо: Юля с мужем работают, сын учится в частной школе. «В последние года три появилось достаточно общественных организаций, которые занимаются детьми с синдромом Дауна, — говорит Юля. — И люди вокруг стали помягче».

По мнению директора РООИ «Перспектива» Денис Роза, появлению толерантности в обществе должна способствовать активность самих людей с инвалидностью, их присутствие в жизни других. «Для того чтобы в США жизнь таких людей стала удобной, — говорит Денис, — им пришлось долго и громко заявлять о своих правах, в том числе с помощью уличных акций». Она рассказывает, что в Америке еще в 1980-е в полицейских машинах появились подъемники для колясочников — специально для уличных активистов. «И это, по-моему, вполне можно считать знаком достаточной интеграции людей с ограниченными возможностями в обществе», — смеется Денис.

Другое дело, что наши колясочники или слабовидящие вряд ли смогут добраться до места публичной акции. Разве что с помощью «Социального такси», работа которого уже может стать поводом для протеста. Дело в том, что воспользоваться этой прекрасной услугой — поездкой на специальных автомобилях по низкой таксе (половину стоимости оплачивает правительство Москвы) — можно только записавшись за несколько дней и купив талончики для оплаты в одном-единственном месте — офисе московского отделения Всероссийского общества инвалидов. Впрочем, в планах города на этот год — дать возможность расплачиваться с такси «Социальной картой москвича».

Учимся вместе

Узнав о детском саде № 1465 «Наш дом на Пресне», где в каждой группе обязательно есть два-три инвалида, переводчик Александра Поливанова решила определить сына Илью именно туда. «Мне казалось, что внимательное отношение к детям “с особыми потребностями”, — говорит Александра, — предполагает такое же отношение ко всем детям». Так и вышло: «Не хочешь есть детсадовскую еду — давай подумаем, как тебе есть другую еду, не хочешь спать со всеми — давай подумаем, что ты будешь делать, пока другие спят».

Кроме индивидуального подхода и дополнительных занятий вроде арт-терапии, сын Поливановой получил и еще кое-что. «Мама девочки с ДЦП рассказывала, как мамаши уводят детей с площадки, когда они выходят гулять, — говорит Александра. — Мне кажется, мой сын не будет уводить своего ребенка от детей с ДЦП, потому что с детства общается с ними».

Детсад № 1465 вырос из Центра лечебной педагогики для развития и социальной адаптации детей с нарушениями интеллекта. При этом, по словам директора Марии Прочухаевой, большинство детей возрастной нормы до подготовительной группы даже не знают, что вместе с ними занимаются инвалиды. «Дети относятся друг к другу так, как взрослые относятся к ним, — объясняет Мария. — Если не акцентировать внимания на ограниченных возможностях детей с ДЦП или аутизмом, “обычные” дети так же не будут видеть только особенности, а будут строить с ними отношения исходя из их характера».

Такое ощущение создается в третьем классе московской школы № 518. Дети сидят за партами парами. Только у девочки на коляске за первой партой в соседях не ребенок, а взрослый, женщина-тьютор. Все по очереди читают диалоги на английском, Оля с ДЦП — на равных с остальными. Но Оле нужен постоянный помощник в классе: открывать учебники, помогать писать и рисовать. Учительница просит детей открыть 54-ю страницу. «Fifty four», — тихо повторяет за ней Оля, обращаясь к тьютору. «Я слышала от учителя, ты мне переведи», — просит та.

Олина учительница Екатерина Романова рассказывает, что сначала не была готова к такому эксперименту (школа присоединилась к программе инклюзивного образования ЮНИСЕФ три года назад). «Я послушала лекции, посмотрела фильмы, — вспоминает Романова, — и сказала директору, что не готова преподавать со слезами жалости на глазах. Но после 500-часового специализированного курса в институте я научилась относиться к особым детям как к здоровым». По ее словам, спрос на инклюзивные классы большой, в том числе со стороны родителей здоровых детей, но вводить эту программу массово, без подготовки учителей и семей учеников, не стоит. Сейчас в инклюзивных классах московских школ, поддерживаемых ЮНИСЕФ, учатся 113 детей с инвалидностью. «И это уже хорошо, — говорит координатор программы “Защита детей” Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) Ольга Ременец. — В первую очередь для нас важно не число, а качество обучения детей, которое должно быть обеспечено наличием подготовленных педагогических кадров, методик работы, приспособленностью школьных помещений к потребностям каждого ребенка, который приходит на занятия».

У Александры Поливановой и ее сына школьный опыт оказался неудачным: они пришли в инклюзивный класс школы № 142, однако их учительница вскоре ушла в декретный отпуск, а новая оказалась случайным человеком, не готовым к работе в таком классе. «Девочка с ДЦП оказалась выключенной из образовательного процесса, — говорит Александра. — Мой сын тоже не привык с такому отношению, и я перевела его в частную школу».

Работодатели — за

По статистике столичного Департамента соцзащиты, сегодня в Москве работает только половина трудоспособных инвалидов. По мнению Денис Роза, отчасти это связано с отсутствием до последнего времени инклюзивного образования. «Часто работодателю нужны люди с высшим образованием, — объясняет она. — А у многих взрослых людей с инвалидностью в Москве за плечами только спецшкола или домашнее обучение и отсутствие элементарных социальных навыков. Мы живем: плачем, влюбляемся, разочаровываемся. А они будто замурованы в стеклянной колбе. В тридцать лет научиться жить очень сложно».

«Перспектива» занимается трудоустройством людей с ограниченными возможностями и также проводит различные обучающие занятия, причем не только для инвалидов. По словам Роза, большой популярностью пользуются тренинги для сотрудников компаний, которые только планируют взять на работу человека с инвалидностью: как подготовить его рабочее место, как с ним себя вести, как не обидеть — самые волнующие людей вопросы.

По словам Михаила Новикова, в Москве появилось еще несколько организаций, занимающихся трудоустройством инвалидов, к примеру, специальный отдел в службе занятости ЦАО. Более того, некоторые руководители уже начинают предпочитать молодых образованных инвалидов другим соискателям. Так, глава компании «Консалт проект» Дмитрий Елисеев взял на работу первого специалиста с проблемами опорно-двигательного аппарата четыре года назад. Теперь у него в коллективе несколько сотрудников-инвалидов. «Обычно такие люди не бывают равнодушными, — объясняет Елисеев. — Они слишком много пережили, поэтому, получив перспективную работу, хорошую зарплату и дружный коллектив, ценят это». А давние партнеры «Перспективы» — в основном крупные корпорации — сейчас создают целое объединение работодателей в помощь трудоустройству людей с ограниченными возможностями. Первая их встреча состоится весной.
 
Добавить новый
Добавить комментарий
Имя:
E-mail:
 
Заголовок:
:angry::0:confused::cheer:B)
:evil::silly::dry::lol::kiss:
:D:pinch::(:shock::X
:side::):P:unsure::woohoo:
:huh::whistle:;):s:!:
:?::idea::arrow:
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.20 Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 

Поиск по сайту

Материалы по дате

« 24 Ноя 2017 »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930     


Архив материалов
Создание портала:
Государственное образовательное учреждение центр дополнительного образования детей "Дистантное обучение"
Юго-Западное окружное управление образования Департамента образования г. Москвы